Материалы

Проявление отношений

Фотосъемка танцев, или Как добиться в кадре эмоционального заполнения

Владимир Нескоромный
Главный редактор сайта alphapro.sony.ru

Танцы снимать чрезвычайно сложно. Непосвященным это покажется, что раз — и готово. Громкая музыка, яркие костюмы, красивые пластичные движения. Кажется, настоящий клад для фотографа любого уровня, тем более начинающего. Бездонный источник гениальных и суперпродаваемых снимков. Сиди, нажимай на спуск и создавай шедевры. На практике после первых же кадров наступает разочарование — жуткая мешанина. Где руки? Где ноги? Где вся красота? Любители жалуются на отсутствие профессиональной светосильной оптики, а профессионалы... просто жалуются.

Танцевальная культура присутствовала в нашей стране всегда, но была представлена в основном тремя направлениями: спортивные бальные танцы, народные танцы и «что-то невразумительное» на дискотеках любого уровня. В начала 90-х годов к нам стали проникать т.н. западные течения, в эту область стали вовлекаться старшие поколения, которым раньше по каким-то непонятным соображениям было неприлично танцевать. Так сформировалось направление социальных танцев - social dance.

Раньше у нас танцы ассоциировались в основном со «спортивной десяткой», и если ты не попал в танцы «в шесть лет», значит, в любом другом возрасте «будет уже поздно». Социальные танцы в 1990-х годах произвели настоящую революцию. Оказалось, что танцевать можно в любом возрасте, причем получается красиво, зрелищно. Для многих в возрасте 20-30 лет это стало настоящим открытием. Сальса, бачата, меренге, милонга, мамбо, аргентинское танго, фламенко — от названий кружилась голова, танцевальные студии открывались пачками, информационные площадки пестрели объявлениями: «Набираем...».

Хастл в этой ситуации занял особое положение. Среди социальных танцев он стал универсальным, поскольку его можно было танцевать почти под любую быструю музыку, в то время как сальса и бачата, например, требовали особых латиноамериканских мелодий. Хастл превратился в универсальный дискотечный парный танец.

Ведение в паре, базовые движения и фигуры напоминают джайв, входящий в спортивную десятку. По сути, хастл можно рассматривать как облегченный джайв. Хастл представляют как легкий для обучения танец. Действительно, это так, но только на начальной стадии, когда происходит изучение основных (простых) фигур. Дальше все гораздо сложнее — сложные фигуры, сложное взаимодействие в паре, поддержки. Именно поэтому в хастл приходит так много бальников. У них имеется хорошая подготовка, и они быстро схватывают. В хастле есть пространство для творчества, а на хастл-вечеринках нет придирчивых судей.

Все это превратило хастл в уникальный источник потрясающих съемочных сюжетов. Динамичные движения, быстрая смена фигур, буря эмоций — фотографу остается только успевать отслеживать происходящее. Но как любителю начать фотографировать хастл?

Например, в Москве каждую неделю проходит несколько хастл-вечеринок. Причем не только в выходные дни, но и в будние. Для начала можно просто посетить такую дискотеку без фототехники, чтобы понять, что вообще такое хастл. Девушкам-фотографам будет легче, поскольку опытные партнеры, как только поймут, что они новенькие, сразу начнут обучать их. Но и молодым людям не стоит отчаиваться. Подходите сами, просите показать основные движения.

За полтора-два часа можно вполне изучить основы и получить удовольствие от танца даже на таком начальном уровне.

Когда вы покинете танцевальный зал, скорее всего, поймете, что устраивать здесь продолжительные фотосъемки, да еще и с профессиональной техникой (или полупро), в принципе, нереально. Без вспышки там нечего делать, а со вспышкой вы будете как белая ворона. Что делать?

Несколько лет назад любители хастла стали проводить свои импровизированные дискотеки на Пушкинской набережной Москва-реки, на открытом воздухе (open-air). Для горожан и гостей столицы это стало необычным явлением. Ведь раньше танцующих под открытым небом можно было встретить разве что в Парке «Сокольники». Но там малоподвижные пенсионеры, а здесь молодежь публично вытворяет такое... Настоящие «грязные танцы».

Без названия. Из проекта «Dance Relations»
Без названия. Из проекта «Dance Relations». 1/1600 c, f/2.8, f=155 мм, ISO 1600, автобаланс белого; май, около 9 часов вечера, дистанция 7 м
Без названия. Из проекта «Dance Relations». 1/800 c, f/2.8, f=200 мм, ISO 6400, ручной баланс белого; август, около 3 часов дня, дистанция 2,60 м
Без названия. Из проекта «Dance Relations». 1/640 c, f/2.8, f=123 мм, ISO 2000, ручной баланс белого; май, около 9 часов вечера
Без названия. Из проекта «Dance Relations»
Без названия. Из проекта «Dance Relations». 1/500 c, f/2.8, f=200 мм, ISO 4000, ручной баланс белого; июнь, около 9 часов вечера
Без названия. Из проекта «Dance Relations». 1/500 c, f/2.8, f=200 мм, ISO 4000, ручной баланс белого; июнь, около 9 часов вечера
Без названия. Из проекта «Dance Relations». 1/640 c, f/2.8, f=125 мм, ISO 6400, ручной баланс белого; август, около 8 часов вечера
Без названия. Из проекта «Dance Relations»
Без названия. Из проекта «Dance Relations». 1/800 c, f/3.2, f=200 мм, ISO 1250, ручной баланс белого; июль, около 9 часов вечера

Всех людей, наверное, можно разделить на две категории. На тех, кто умеет и любит танцевать, и на тех, кто не умеет и не любит танцевать. Подробным психоанализом мы не будем заниматься, но факт остается фактом. В танцы приходят нередко самые брутальные мужчины. Безусловно, первоначальным мотивом может выступать элементарное «а пойду-ка я познакомлюсь». Но потом они начинают погружаться в танец и... остаются в нем. По аналогии с поговоркой «мужчин много, а карьера одна», можно сказать «танцевальные партнеры приходят и уходят, а танцевальная карьера остается». В общем, парадигма меняется. Они начинают искать не просто девушку, но ту, которая танцует лучше всех. А потом ищут просто лучшую партнершу.

Вербальные языки довольно хорошо изучены. Визуальный язык, который в последнее время применяется людьми все более активно, только осваивается. Язык тела, который используют танцоры, можно назвать неизученным.

Именно поэтому когда мы смотрим на (хорошо) танцующие пары, мы стоим, завороженные, и не можем понять, что же именно нам нравится, что там происходит...

А нас впечатляют эмоции, которые танцоры выражают посредством движений тела (телодвижений) в танце. И возвращаясь к выражению «грязные танцы», ставшему крылатым после выхода в 1987 году фильма «Грязные танцы» с участием Патрика Суэйзи и Дженнифер Грей, заметим, что слово «грязные» здесь означает не «пошлые», но именно «эмоциональные». Настоящие танцы являются «самыми грязными».

Дискотеки на Пушкинской набережной Москва-реки уникальны тем, что здесь не нужно платить за зрительский билет. Приходи и смотри, сколько желаешь. Фотографу можно не спрашивать разрешения на съемку. Танцоры знают, что их могут фотографировать, но это их нисколько не смущает. Идеальное место. Нет входа и выхода, нет стен и потолка. Общественное место. Все, что здесь происходит с человеком, не может составлять «тайну частной жизни». Можно фотографировать спокойно, нарушения неприкосновенности частной жизни не происходит.

Другое дело, если фотограф целенаправленно снимает одну и ту же пару на протяжении нескольких часов, дней, неделей, а то и месяцев. Подобные действия можно расценить как «сбор сведений о частной жизни», что уже запрещено законом. Однако адекватный человек не будет доводить дело до подобных подозрений, а выберет момент, чтобы подойти к паре, представиться и договориться обо всем.

Впервые Влад Шутов появился на Пушкинской набережной несколько лет назад с довольно простой целью — поснимать движение. Первые же опыты показали, что для получения желаемого результата нужно было понять, а что, собственно, происходит на танцплощадке. Пришлось уделить немного времени на изучение движений, фигур, траекторий перемещений пар. В результате он смог с некоторой долей вероятности прогнозировать то или иное движение и ждать, пока пара сама заполнит кадр с нужным композиционным решением. Конечно, получалось не все идеально, но направление было выбрано верное, оставалось только последовательно двигаться вперед.

Главное, что Влада Шутова зацепили потрясающие эмоции, которые возникают в танцевальной паре. Тогда и родилась идея проекта «Dance Relations» («Отношения в танце»), который продолжается по сей день. Влад стремился передать не точную технику движений и выполнения фигур, но то эмоциональное наполнение, которое присутствует в паре, что, в конце концов, и порождает у зрителей ощущение «грязного танца».

Со временем Влад Шутов стал больше внимания уделять крупным планам — портретам. Снимал с небольшой глубиной резкости (f/2.8-3.5), чтобы отделить портретируемых от фона. Длинный фокус (f=150-200 мм) при небольшом расстоянии до объекта (3-5 м) потребовал использования точечной фокусировки, следящего автофокуса и серийного режима съемки (2-3-4 кадра). Выдержка выставлялась от 1/400 до 1/1000 c.

Как правило, танцоры начинают собираться не раньше семи часов вечера, основная масса подтягивается к восьми, а то и к девяти часам. Нужно следить, когда пары, размявшись, начинают буквально зажигать. Важно не упустить таких танцоров, поскольку их подъем может длиться несколько мелодий в зависимости от физической подготовки, после чего они сбавят темп, пойдут отдыхать, а то и вовсе засобираются домой.

Конечно, лучше оставаться незаметным (телеобъектив!). С одной стороны, зачем демонстрировать паре, что вы их снимаете, с другой, очень легко разрушить интимную атмосферу. Танцоры начнут либо смущаться (начинающие), либо, наоборот, примутся работать на фотографа (продвинутого уровня). Поверьте, некоторые это делают очень хорошо, поскольку есть практика соревнований. И театральную наигранность вы можете ошибочно принять за искренние эмоции. В обоих случаях естественность будет утеряна.

Ну, а если решили раскрыться, то спокойно подходите, представляйтесь и договаривайтесь. Танцоры люди контактные, фотографов любят, поскольку хотят получить действительно хорошие снимки своей пары. Шедевры в их портфолио можно пересчитать по пальцам. Поэтому они, как правило, соглашаются.

Какие будут еще советы? Влад Шутов рекомендует внимательно следить за освещением. Вечернее солнце, искусственное освещение — смена происходит быстро. Во время съемки он использует только ручной режим экспозиции, на автоматику старается не полагаться.

Фотографировать танцы в Москве на Пушкинской набережной можно бесконечно, и всегда будут получаться различные результаты. Состав участников периодически меняется. Новички совершенствуют технику, улучшают физическую подготовку и постепенно начинают выглядеть гораздо интереснее. В любом случае каждый фотограф найдет здесь массу интересных сюжетов. 

Alpha-советы. Изучайте движения, фигуры, траектории перемещения пар. Научитесь прогнозировать движения и ждать, когда пара заполнит кадр. Старайтесь передавать не только точную технику движений и выполнения фигур, но также эмоциональное наполнение, которое присутствует в паре. Уделяйте внимание крупным планам — портретам. Внимательно следите за освещением. Не полагайтесь только на автоматику, используйте ручной режим экспозиции.

Дополнительную информацию о хастле ищите здесь: www.hustle-center.ru

поделиться